Проверено на себе! Как я была слепой!

  Автор:

Идея подготовки такого материала возникла на Дне белой трости в Серовской организации Всероссийского общества слепых. Подсказал тему один из присутствовавших на мероприятии серовцев:

– Читал о вашем проекте в «Серовском рабочем». Почему бы вам не попробовать испытать на себе, каково это – жить вслепую? Думаю, это было бы интересно.

Признаться, я сама об этом же тогда подумала. Прекрасная тема для этого проекта - «День вслепую». Только вот решиться не могла: само воплощение идеи казалось слишком сложным, если делать всё по честному, действительно, вслепую. Поэтому время шло, а я никак не могла завершить начатое в тот день. Впрочем, всё по порядку.

Сказано – сделано!
За советом, как можно это сделать и можно ли вообще такое провернуть, обратилась к самим незрячим людям – к руководителю проекта «Белая трость» из Екатеринбурга Олегу Колпащикову и председателю Серовской организации Всероссийского общества слепых Сергею Михееву.
– Очень просто, – сразу поддержал идею Олег. – Прямо сегодня и попробуем.
– Как сегодня? – испугалась я. – Наверно, надо подготовиться?
– А что тут готовить-то? Вот закончим с мероприятием и отправимся в путь. Завяжешь глаза, возьмёшься за мое плечо и пойдём. Ну, скажем, в магазин, – видно было, как гость нашего города «загорелся» этой идеей. Сергей, подхватив «эстафету», в свою очередь, предложил помочь приготовить обед:
– Не бойтесь, вместе у нас всё получится.
А я растерялась. Нет, однозначно, на целый день меня не хватит. Хоть что-нибудь испытать. Не хотелось прослыть трусихой и отступать от своего же предложения. «Ладно, – подумала я, всё пока представляя весьма туманно, – сегодня попробую себя на улице, а там видно будет».

Позвонила в редакцию и договорилась о фотосъёмке всего, что будет происходить. Как только моя коллега появилась в обществе слепых, я по-настоящему встревожилась: отправиться в путь с человеком, абсолютно ничего не видящим, не знающим наш город и особенности местной территории – в первую очередь, это было отсутствие тротуаров на данном участке улицы Луначарского. Мне завязали на глаза шарф и подвели к Олегу.
– Ну, что, пойдём? – мы направились к выходу. Решили за продуктами сходить в «Дискаунт» на ул. Луначарского.

Потерялась я…

Мы пересекли дорогу, чтобы, согласно правилам дорожного движения, идти по левой стороне проезжей части, навстречу транспорту. Я чувствовала, как иду по обочине, перейдя с асфальта на мягкую почву. Олег вёл меня очень уверенно, мы двигались достаточно быстро. Хорошо зная эту улицу, я особенно не волновалась, а вот что ждало впереди, на подходе к магазину, – тревожило. Здесь и для нормальных-то людей было опасно пересекать достаточно оживлённую улицу, а что говорить про слепого человека…
В какой-то момент я заметила, что мой сопровождающий начал отклоняться то в одну сторону, то в другую. Мы зашагали медленно. Я слышала, как Олег своей тростью водил по земле, стараясь «нащупать» хоть какой-то ориентир. Мной овладела паника: я совсем потерялась в пространстве. Инстинктивно вытянула вперёд руку, боясь на что-нибудь наткнуться.

Вдруг мы остановились: Олег тростью уперся в здание. Повернули направо. Чуть прошли прямо. Снова поворот. Я шла, как на поводке, ничего не понимала – где мы сейчас и куда идём. Совсем рядом был слышен шум проезжающих автомобилей. Страшно. Сердце бешено колотилось. Очень хотелось сбросить с глаз повязку.
– Осторожно, ступени, – предупредил Олег. Теперь я сориентировалась: мы подошли к магазину. В этом «Дискаунте» я ещё не была, поэтому для меня всё внутри было незнакомо. Пришлось здесь полностью положиться на своего спутника.

Огурцы выбирали на ощупь

Меня приятно удивило, что сразу, как мы вошли, к нам подошла девушка и предложила свою помощь. Вероятно, в магазине обратили внимание на человека с белой тростью. Я еще крепче вцепилась в Олега, вернее, теперь в его рюкзак за спиной. Мы ходили по узким проходам, спешно следуя за продавцом, которая вызвалась нам помогать, я постоянно на что-то натыкалась. Взяли сыр, колбасу, хлеб – чтобы нам сделать выбор в пользу того или иного продукта, помощница называла нам несколько наименований, потом «хозяйка» отдела взвешивала товар. Добавили в корзинку майонез, молоко. В этом процессе я не участвовала, а только слышала диалоги.
– Нам бы ещё овощей – помидоров, огурчиков, – попросил Олег.
– Пожалуйста.
Мы снова куда-то перешли, остановились. Продавец подавала в руки незрячему покупателю сначала помидоры, потом огурцы. Вот здесь уже я была непосредственным участником покупки. Олег подавал мне каждый овощ, и я, прощупав его, говорила, взять или нет.
– Ну, вот, вроде бы, всё. Теперь на кассу…
Меня опять куда-то потянули. Остановились. Через пару минут кассир провела продукты и назвала сумму. Несколько затянулся процесс расчета. Видимо, у кассы собралась очередь, потому что позади себя я услышала недовольные реплики: мол, можно ли поскорее? Наконец, пакет с продуктами был у меня в руках, и продавец провожала нас к выходу.

В нетерпении я прямо на крыльце начала стягивать шарф – жутко хотелось уже увидеть свет и ощутить полную свободу и защищенность. Почему-то потекли слёзы. Это был шок. Я представляла, что будет тяжело, поэтому трудно было решиться на этот эксперимент. Но то, что я почувствовала, какие эмоции испытала, не передать.
– Скажи хоть что-нибудь, – попросил Олег.
– Это ужасно… Безумно страшно внезапно оказаться в таком беспомощном состоянии, – после большой паузы только и смогла проговорить.
– Ну, а хорошее-то, хорошее что почувствовала?
Я не могла ответить. Все – а свидетелями этого действа стали несколько человек – ждали ответа.
– …Наверно, то, что я всё же смогла попробовать, испытать это.
Мы поблагодарили друг друга и тепло попрощались. Теперь нужно было решиться на часть вторую проекта – приготовление обеда.

Газ не хотел разжигаться

Наконец, я собралась завершить свой эксперимент. Конечно, решила я, это будет не обед с первым, вторым и третьим блюдами. Мне бы хоть какую-то еду приготовить! Вначале хотела пожарить картошки, но расценила, что есть риск накормить себя любимым блюдом из плохо очищенных клубней. Остановилась на самом простом: макароны с жареной колбасой.
Намеренно не стала специально готовиться. Кухню и всё, что в ней находилось, знала, как свои пять пальцев и могла легко ориентироваться. Завязала глаза. Передвигаясь по стеночке на ощупь, достала из холодильника масло, колбасу – отрезала от неё два ломтя, приготовила соломку. Налила в кастрюлю воды, проверила рукой, что достаточное количество. Чтобы избежать ожогов, надела на левую руку кухонную рукавицу-прихватку. Поставила кастрюлю на плиту. Нужно было зажечь газ. Конфорка зашипела – получилось. Достала солонку, захватила щепотку, левой рукой нащупала край кастрюли и бросила соль в воду.

Приготовила сковороду на плите. Налила масло, распределила его по поверхности сковородки (не зная, везде ли её захватила). Нащупала край плиты, поднесла зажигалку (плита у меня без саморозжига), стала нажимать на кнопку. Прислушивалась к звукам. Не горит! Сделала ещё несколько попыток, пока не запахло газом. Занервничала: не получалась такая простая процедура. Повернула вентиль. Что делать-то? На ощупь поднесла зажигалку к самой конфорке, открыла газ, сделала пару щелчков. Ура, есть!

Стала искать нарезанную колбасу. Подшибла солонку. Нащупала рукой с прихваткой край сковородки, бросила ломтики в масло, которое тут же заскворчало. Закипела вода. Правда, я это определила не по звукам, а по пару – высоко над кастрюлей подняла ладошку и опускала ниже, пока не почувствовала горячую влагу. Снова нащупала край кастрюли левой рукой, бросила измельчённую соломку, отыскала ложку, ею «настукала» кастрюлю, помешала содержимое. Так действовала, пока макароны не были готовы – пробовала их. Когда почувствовала приятный запах поджаренной колбаски, взяла вилку, с трудом перевернула кусочки – они то выскальзывали, то разламывались. Через несколько минут выключила газ и у кастрюли, и у сковороды. Нащупала в раковине дуршлаг, вывалила туда соломку.

Я просто перечислила свои действия. Но это надо было видеть! Я постоянно теряла то вилку, то прихватку, то ложку. Боясь обжечься, каждый раз руками «проходила» путь к плите на ощупь. Всё делала медленно, неуверенно. И как только закончила с готовкой, сразу сняла повязку – для меня невероятно тягостными были 50 минут в слепоте. Огляделась. В раковине, рядом с дуршлагом, горсть соломки, на коврике – тоже самое (как так могла просыпать!), кристаллы соли – на столе (всё-таки просыпала, не дай Бог ссоры). В сковороде два кусочка колбасы: один, вероятно, не получилось перевернуть – пожарен с одной стороны. Попробовала – всё оказалось вполне съедобным.

Прибравшись на кухне, я радовалась тому, что моя слепота – только эксперимент, который я могла остановить в любой момент. Размышляла о том, что мы живём в суете, печалимся по пустякам, раздуваем мелкие трудности до проблем глобального масштаба. И не замечаем, не ценим то, что имеем главное – здоровье.

Обращаюсь ко всем: если видите человека с белой тростью, инвалида, немощного старичка, остановитесь, проявите участие, окажите поддержку. Несмотря на то, что каждый из них, при своих ограниченных возможностях, наверняка уже освоился в окружающем мире (человек ко всякому привыкает - в данном случае, наверное, к счастью), им необходимы наше внимание и помощь.

Ольга КИРИЛЛОВА

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:
Один комментарий
  1. Ольга круто! :-) Просто класс! Статья бесценна! Эмоции, эмоции и еще раз эмоции! Надо будет еще вам со слепыми на горы слазить или в лес сгонять. ;-)

Оставьте свой комментарий или вопрос

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук